Зеньковский Василий, протоиерей

Священник, философ, богослов, педагог, психолог, представитель русской религиозной философии, общественный деятель России и Зарубежья. В молодости, познакомившись с идеями Писарева, потерял веру. Под влиянием С. Булгакова вернулся в Церковь. В 1939–1949 гг., в начале Второй мировой войны, находился в заключении без суда, следствия и обвинения во французской тюрьме, а затем в лагере. Создал систему христианской философии на основе трансцендентализма. Развивал идеи В. Соловьева. Уделял много внимания проблемам христианской культуры. Написал лучшую историю русской философии.
Зеньковский Василий, протоиерей - Апологетика
Классический труд по защите христианства перед лицом современных проблем и вопросов. Зеньковский в «Апологетике» защищает христианство перед лицом современных сомнений по следующим пунктам: христианство и современное знание (вера и разум, происхождение мира, жизни и человека), христианство в истории (христианство и язычество, их мнимое тождество, их различие, рецепция язычества христианством), христианство как Церковь («бесцерковное христианство», свобода Духа и Церковь, актуальные проблемы современности).
Зеньковский Василий, протоиерей - История русской философии
Может быть, лучшее изложение истории русской мысли. Ее автор — Василий Зеньковский — сам один из ее далеко не худших представителей. «Историю русской философии» Зеньковского отличает систематичность, беспристрастность, привязка к историческому контексту. Может быть, самое важное для христианского читателя то, что Зеньковскому удалось, не смазывая мысль изучаемых им философов, не подводя их под свои концепции, показать развитие русской философии в связи с христианской истиной, как драму ее усвоения. Здесь в одной книге объединены оба тома «Истории русской философии».
Зеньковский Василий, протоиерей - Основы христианской философии
Зеньковский задумывал свои «Основы христианской философии» как трилогию: гносеология, космология и антропология. Третий том, о человеке, ему написать не удалось. Если кратко замысел «Основ христианской философии» можно характеризовать как попытку дать христианскую истину на языке немецкого идеализма — воцерковленный трансцендентализм. Сам Зеньковский этот замысел в предисловии к «Основам христианской философии» описывает так: «Проблема знания должна быть, конечно, основой всякой философской системы — это столь бесспорно, что нет, собственно, и надобности это доказывать. Но все новейшие теории знания строились в эпоху принципиального отделения философии от религии, в эпоху секулярной культуры, — а тот свет Христов, которым осветилось все в мире, когда Господь пришел на землю, словно не дает ничего для понимания знания. Для христианского мыслителя это положение неприемлемо — но как надо мыслить знание именно в свете Христовом? Меня давно занимал, можно сказать, мучил этот вопрос, и когда у меня выработался ответ на него, то я немало лет посвятил на уяснение христианского учения о знании, проверяя и обдумывая разные стороны вопроса. Философски я вырастал под влиянием трансцендентализма, от которого многое усвоил, но очень рано у меня созрело также сознание необходимости преодолеть то неверное, что есть в трансцендентализме. Предлагая ныне мою книгу вниманию тех, кого интересуют вопросы философии, я сознаю себя «на другом берегу», сознаю, насколько многое в моей книге несозвучно всему стилю нашего времени. Меня это не смущает, но я понимаю и то, как трудно тем, кто сросся с современными гносеологическими теориями, отрешиться от них. Моя цель — вернуть, насколько это еще возможно, философскую мысль к тем созерцаниям мира, к тому пониманию человека, которые рождались из глубины христианского сознания».
Зеньковский Василий, протоиерей - Русские мыслители и Европа
Блестящее исследование Зеньковского, посвященное отношению русской мысли к Европе. Русская мысль вообще пробудилась в лице Чаадаева как рефлексия о месте России в западной культуре. Так или иначе эта тема не уходит из русской мысли до сих пор. В своем небольшом, но содержательном труде Зеньковский рассматривает в этой плоскости мысль XVIII и начала XIX века, Гоголя, славянофилов, Герцена, Аксакова, Данилевского, Леонтьева, евразийцев, Страхова, Толстого, Михайловского, Розанова, Эрна, Достоевского, Соловьева и Бердяева. В общем и целом, Зеньковский в «Русских мыслителях и Европе» приходит к неутешительному выводу. Россия, долго ища себя в притяжении к Западу и одновременно в отталкивании от него (сейчас бы сказали, что самопознание вообще невозможно без этого движения к Другому, а Другим для России была Европа), в начале XX века все-таки начала приходить к синтезу западнической и славянофильской позиций — нашла наконец-то свое место в Европе (свое, а не чужое, в Европе, а не «свой путь»). Этот синтез был сорван революционной катастрофой.