Одинцов Михаил

Доктор исторических наук, профессор, сотрудник аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. Область научных интересов – история России–СССР XIX–XXI веков. Автор более трехсот печатных работ по истории Русской православной церкви и других российских церквей и религиозных организаций; государственной политики в отношении религиозных организаций; истории и современном состоянии законодательства о свободе совести, обеспечения мировоззренческих прав и свобод граждан.
Одинцов Михаил - Патриарх Сергий
Сергий Страгородский (1867–1944) возглавлял Русскую православную церковь в самые трагические периоды ее истории: во время становления коммунистического государства приложил все силы, чтобы найти правильную основу для взаимоотношений церкви и власти, довести до сознания всех верующих, что подчинение «атеистической власти» не является изменой Богу, что забота о благосостоянии Родины — обязанность каждого; во время Великой Отечественной войны призывал к борьбе против захватчиков и самоотверженному труду в тылу, под его руководством все православное русское духовенство активно помогало обороне страны, укрепляло патриотический дух русского народа, оказывало значительную материальную помощь фронту. Вся деятельность патриарха была направлена на сохранение нравственной и духовной связи церкви с народом. Настоящая книга — первое полное исследование биографии патриарха Сергия, основанное на документах и архивных материалах, воспоминаниях и свидетельствах современников и подвижников этого замечательного человека.
Одинцов Михаил - Русская православная церковь накануне и в эпоху сталинского социализма. 1917-1953 гг.
Эпоха "сталинского социализма" была поистине критическим для русского православия временем, когда сомкнулись воедино трудности объективного и субъективного порядка. К началу XX века Россия переросла идущие от предшествующих столетий формы своего политического бытия и сопутствующие им ложно называемые "симфоническими" государственно-церковные отношения. Страна оказалась перед неизбежной необходимостью внутренней и внешней "самоперестройки". Свободы желала Государственная Церковь и все другие религиозные организации. Свобода совести, мировоззренческих убеждений и мысли в значительной степени стала вожделенной целью большей части российского общества. Ее достижение увязывалось с "разрушением клерикального государства" и со строительством нового для России мировоззренческого типа государства - государства светского. Иными словами, России суждено было идти путем, по которому уже два, а то и три века, шли страны Старого и Нового Света. Первые необходимые, но одновременно и самые трудные шаги на этом пути сделало Временное правительство. Стаю понятным, что о светском государстве и плюралистическом обществе можно не только мечтать, но и созидать его. Может быть, путь постепенных вероисповедных реформ и позволил бы достичь цели с наименьшими потерями, но... История не знает сослагательного наклонения и бремя практического закрепления и налаживания новых механизмов взаимоотношения власти с религиозными организациями легло на Правительство Советское. Однако оно вскоре оказалось "в плену" идеологии правящей коммунистической партии, которая на рубеже 1920-1930-х годов вразрез "марксистским ценностям", в верности которым публично клялась, ставит задачу строительства бесклассового безрелигиозного общества и "атеистического государства". И это стало субъективным обстоятельством, чрезвычайно осложнившим государственно-церковные отношения в СССР. В книге автор, привлекая широкий круг архивных источников, историческую литературу и периодические издания, воспоминания и свидетельства современников, стремится рассказать о судьбах русского православия в переломный момент отечественной истории.